Новости Карта сайта Контакты Поиск Почта
Главная страница / Библиотека / Публикации

Публикации

 

Обзор средств массовой информации


25.07.2018
Концерн "Созвездие": на борьбу с дронами выйдет искусственный интеллект

Беспилотники все больше захватывают нашу жизнь, и не всегда в мирных целях, поэтому борьба с ними в последние годы приобретает все большую актуальность. Глава концерна "Созвездие", входящего в холдинг "Росэлектроника" госкорпорации "Ростех", Алексей Бочаров рассказал в интервью ТАСС о радиоэлектронных разработках по борьбе с дронами, первых экспортных контрактах и революционном подходе в работе с Минобороны РФ.

— Какие инновационные разработки ведет концерн "Созвездие" сегодня? Каковы тренды?

— Перспективные разработки нашего концерна сегодня прежде всего связаны с борьбой с дронами. Есть отличные решения, уже апробированные в "поле". "Созвездие" акцентирует внимание на борьбе с малоразмерными летающими аппаратами, которые стали реальной проблемой с точки зрения безопасности. Нужно понимать, что 100 метров вверх — и вы беспилотник уже не видите, а он вас видит прекрасно за несколько километров — с помощью многопиксельной камеры с детализацией до считаных сантиметров. Этот беспилотник может вести разведку или даже нести оружие, например взрывное устройство. Поэтому вопрос борьбы с дронами сейчас очень актуален.

Конечно, на рынке сегодня много подходов к этому вопросу, но профессиональных решений нет. У концерна "Созвездие" есть серьезные разработки для решения этой задачи на высоком профессиональном уровне методом радиоэлектронной борьбы, подавления — мы давим каналы управления, телеметрии, связи беспилотника. В частности, мы создаем малогабаритный мобильный комплекс РЭБ, который способен превратить дрон в бесполезный металлолом. Многие кидают сетки на них, опрыскивают краской, чтобы закрыть камеру, а мы просто лишаем БЛА возможности быть управляемыми.

— Вы работаете самостоятельно или в кооперации с кем-то?

— Мы сами создаем подобные технические средства, но также работаем с другими компаниями, которые дополняют наши решения по борьбе с малоразмерными дронами. Например, существует инициатива — маркировать все БЛА специальными чипами, по которым можно будет идентифицировать их владельцев. Такой чип разрабатывает одна из наших партнерских компаний. Кроме того, ее специалисты разработали также аппаратно-программный комплекс для ситуационного центра, где может формироваться картина воздуха с метками обо всех легально летающих аппаратах. Хотите фотографировать в формате 4К или 8К с воздуха свой земельный надел? Будьте готовы к тому, что вам придется зарегистрироваться. Если вы не зарегистрируетесь, то ваш беспилотник будет выделяться на карте, и тут в дело будет вступать наш комплекс и подавлять БЛА.

— То есть ваш комплекс имеет точечное воздействие и может в большом потоке вычислить нелегальный дрон?

— Легко! С нелегальными дронами мы точно будем бороться, а технические решения могут быть разными. Первое — мы можем убрать с экрана все зарегистрированные беспилотники, увидеть все нелегальные аппараты и отслеживать их. Второе — владельцы легальных БЛА через мобильное приложение будут извещаться о том, что их аппарат приближается к закрытой зоне, и есть 50 метров на принятие решения. Если вы продолжаете упрямо двигаться в закрытую зону, то получите соответствующее наказание. Ну и лишитесь беспилотника.

— Как называется комплекс? В чем его инновация?

— Рабочее общее название — "Солярис". Мы пока не закончили работу над этой идеей, разрабатываем элементы и продвигаем общую концепцию в том числе в государственных органах. В новом комплексе мы используем отечественные решения в сфере искусственного интеллекта. Нужно обучить систему 10–20 тыс. стандартных ситуаций для избирательного воздействия на объекты. Иными словами, искусственный интеллект автоматически будет принимать решение "свой-чужой" по массе признаков, ситуаций и поведенческим характеристикам объекта.

— В каких сферах может быть задействован разрабатываемый концерном комплекс? Для нужд Минобороны РФ? Когда могут начаться поставки?

— Не только для нужд Минобороны, но и в гражданской сфере найдется применение. Сейчас даже не военные, а Минпромторг больше озабочен этой проблемой. Думаю, что в 2019 году могут начаться поставки, опытные образцы уже существуют, опытная эксплуатация идет, нужно готовиться к серийному производству.

— А как выглядит этот комплекс — ружье или установка?

— Форма может быть любой. На мой взгляд, ружье — неудачное решение, просто дань моде. Профессиональные подходы — не выигрышные в этом плане, не зрелищные. Как правило, они имеют вид простой аккуратной коробочки. Здесь речь не о дизайне, хотя мы тоже над этим работаем.

— Каким образом?

— Ростех в целом сегодня уделяет промдизайну большое внимание, это распространяется и на нашу продукцию. Сейчас госкорпорация активно возрождает на предприятиях понимание, что промдизайн — это не просто красивый концепт внешнего вида изделия, а необходимость учитывать эргономику, безопасность, возможности производства, послепродажное обслуживание и себестоимость разрабатываемого изделия. В том, что наша страна может создавать продукты, конкурентоспособные по своим техническим характеристикам, сомнений нет. Но по внешнему виду зачастую продукция наших предприятий проигрывает аналогам, что плохо отражается на их рыночной популярности. Поэтому госкорпорация в целом и мы в частности стараемся изменить ситуацию. Например, при разработке профессиональных станций связи впервые был применен такой подход — мы выпускаем изделие, ориентированное на конечного пользователя, чтобы он взял его в руки и испытал восторг. Также мы изменили окраску нашей техники — это будет такой soft touch, милитари зеленый, но главное — текстура этой краски по тактильным ощущениям напоминает мягкое резиновое покрытие. Мы прошли огромный путь по согласованию этой технологии с Минобороны РФ, сейчас проводим финальные испытания, остались последние штрихи. Наша продукция должна превосходить ожидания клиентов в том числе и по дизайну, быть красивой, эргономичной, приятной. При этом покрытие должно сохранять свой внешний вид, функциональные характеристики.

— Начались ли поставки в войска Единой системы управления тактическим звеном (ЕСУ ТЗ)?

— Мы приступаем с 2019 года к масштабным поставкам системы. Производство запускаем уже в этом году. Это единая система управления боем, которая включает в себя 11 подсистем, в том числе управление системами РЭБ, артиллерией, ПВО, инженерным и материально-техническим обеспечением — словом, всем, что входит в систему управления Сухопутными войсками. Командиры соединений благодаря этой системе смогут управлять всеми войсковыми звеньями, включая рядовые позиции на огневых рубежах. Кроме того, создается единая информационная сеть, в которую интегрированы различные виды связи, в том числе радиорелейная, тропосферная, цифровая. EСУ ТЗ обеспечивает связь с беспилотниками и другими средствами разведки, онлайн-взаимодействие разных видов и родов войск на поле боя.

— Каков объем контракта с Минобороны?

— В ходе исполнения контракта новой техникой будет оснащено не менее десяти соединений ВС РФ. Причем сотрудничество с Минобороны РФ планируется осуществлять в принципиально новом формате — в рамках контракта полного, я бы назвал скорее эксплуатационного, жизненного цикла. Фактически это пилотный проект, контракт на десять лет в парадигме комплексной поставки — это революция в гособоронзаказе. ЕСУ ТЗ — это огромное количество единиц техники, десятки тысяч: командно-штабные машины, связные машины различного типа, электронные планшеты и т.д.

— В чем его принципиальное отличие?

— Если раньше поставки различных видов машин и оборудования осуществлялись отдельно разными заводами, то теперь единую связующую роль взял на себя концерн "Созвездие". То есть мы поставляем под ключ весь комплекс технических решений, включая их сервисное обслуживание в течение десяти лет. Такой контракт избавляет Минобороны от головной боли по поводу взаимодействия с разными поставщиками, комплектности, объемной контрактной работы, сервисного и гарантийного обслуживания. Один контракт решает все проблемы. То есть Минобороны остается только нажать условную красную кнопку, мы со своей стороны берем на себя всю полноту ответственности за работу системы, которую эту кнопка запускает. Кстати, подобный контракт позволяет сэкономить бюджету большие деньги, мы считали — порядка 8 млрд рублей.

— Экономия выгодна для Минобороны, но рентабелен ли такой подход для концерна?

— Можно долго на эту тему рассуждать, но я отвечу просто: да, рентабелен. Консолидация поставок дает возможность управлять издержками. Выстроить правильную цепь кооперации, где мы полностью контролируем процесс, встраиваем в сетку поставщиков только производственные компании, убираем непозволительные, дублирующие, неэффективные операции. Да, есть риски. В таких контрактах нет предоплат, государственные субсидии не предусмотрены. Мы будем привлекать в том числе банковское финансирование. Но даже при всем этом существенная экономия, которую мы получаем, делает процесс рентабельным для нас и выгодным для государства.

— По комплексам РЭБ, которые вы создаете, ситуация такая же радужная?

— Россия в радиоэлектронной борьбе является довольно продвинутым игроком, даже на мировом рынке. Помимо борьбы с малоразмерными аппаратами у нас есть и большие решения. Мы идем вперед, и колоссальные заделы прошедших лет начинают воплощаться в серийные изделия. Сейчас наша главная задача — выйти на внешние рынки, у нас появилось больше организационных возможностей для этого, пришла профессиональная команда для продвижения нашей продукции, делаем паспорта экспортного облика. Первые экспортные контракты по направлению радиоэлектронной борьбы уже фактически в стадии согласования.

— Речь идет о "Борисоглебске-2"?

— Да, элементы "Борисоглебска-2", наша "Инфауна", малогабаритная техника.

— А комплекс РЭБ "Палантин" пока, наверное, не поедет за границу?

— Если мы сделаем паспорта экспортного облика, изменив соответствующие характеристики, мы могли бы это сделать. Только зачем? Мы существенно доработали наши паспорта экспортного облика на технику РЭБ, она интересна заказчикам. Спрос высокий, с учетом того, что ранее мы не делились этими технологиями.

— Концерн "Созвездие" находится под санкциями, этот фактор не мешает реализации ваших экспортных планов?

— Те, кто идет на закупку нашей техники, наверное, сами взвешивают риски. Если им интересны наши технические решения, то заказчики, конечно, идут на это. Для нас санкции формируют, по сути, только один риск — становится затруднен расчет с контрагентами. Это реальная проблема, потому что все работают через доллары. Мы с такой проблемой пока не сталкивались, потому что стартуем с низкой базы. С учетом того, что интерес очень высокий и в радиоэлектронной борьбе мы пока представлены крайне недостаточно, не потому что нас не знают, а потому что, как говорил один известный персонаж, "раньше у меня велосипеда не было", у нас не было инструмента для продвижения. Теперь мы это направление будем серьезно развивать.

— Получается, ранее концерн "прятал" продукцию от зарубежных заказчиков?

— Мы не активничали ранее на внешнем рынке, потому что было много задач внутри страны. Кроме того, мы много времени посвятили запуску самых передовых изделий в производство, отлаживанию характеристик, нам было немного не до внешнего рынка.

— Первый экспортный контракт заключите уже в этом году? Или в следующем?

— Переговоры всегда длительные, но мы надеемся, что уже в этом году заключим первый контракт.

— Экспортные контракты вы, как и с Минобороны, намерены заключать на полный жизненный цикл?

— Безусловно, это новая форма взаимодействия с заказчиком, которая меняет всю парадигму отношений между ним и поставщиком. Мы начинаем интегрировать в реализацию госпрограммы вооружения, гособоронзаказа реальные элементы бизнеса. То же самое будет и с экспортом. На самом деле, никому не интересны отдельные изделия. Что толку отдать танк, если заказчик не умеет им управлять, не обучен, не имеет сервиса? Это просто железо. Например, некоторые зарубежные страны прекратили обслуживание истребителей, вертолетов. В итоге это все превратилось в бесполезный металлолом, причем очень недешевый.

По сути, с помощью контрактов жизненного цикла мы начинаем торговать таблетками от головной боли, реализуя комплексные решения. Эту модель мы будем предлагать и иностранным партнерам.

Беседовала Юлия Темерева

Источник

[ все публикации ]

Раздан-2

1961 год.
ЦВМ «Раздан-2»

В 1961 году в СССР прекращают производство ламповых ЭВМ и начинают серийное производство первых универсальных вычислительных машин второго поколения на транзисторах. Занимаемая площадь первой ЦВМ «Раздан-2» составляет 20 кв.м.